• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:17 

Танука родился!

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Каждый год в этот день я выкладываю музыкальное поздравление моему любимому мужу. В этот раз решил похулиганичать :)



Когда-то эта песня казалась мне чем-то надрывным, таким в стиле Бонни и Клайда или Сида и Нэнси, но сейчас, спустя одиннадцать лет счастливого брака, я вижу в этом тексте куда более простой и приземленный аспект. We must never be apart. Потому что только так. Потому что только один человек может дать столько всего разного.

Люблю тебя, мой дорогой муж! Не устану признаваться тебе в любви снова и снова. С днем рождения!

10:42 

Вомпэр на ТВ, часть 1

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
За последний месяц я два раза успел появиться на японском телевидении, и даже не в новостях. Я поучаствовал, можно сказать, в ключевых передачах японского телевидения - передаче про еду и познавательном ток-шоу.
Японские передачи про еду, по моим ощущениям, занимают примерно 90% эфирного времени. Это, конечно, не так, но именно такое впечатление складывается, потому что я постоянно на них наталкиваюсь. В большинстве своем они сводятся к посещению едален, поеданию еды на камеру и довольно подробного и эмоционального рассказа о вкусе съеденного. Есть еще передачи про готовку и про посещение всяких специалистов по приготовлению еды. Я участвовал в передаче первого формата, на нашем местном Сэндайском телевидении.
В передаче всякие местные иностранцы рассказывают про свои любимые едальни в Сэндае. На меня они вышли через общих знакомых, были впечатлены нашим проектом Sendai Motions и решили непременно со мной поработать. Я согласился, почему бы и нет. Предложил им на выбор два ресторана - Кокомитэй, специализирующийся на здоровой пище, и Ранпу, подороже и попафоснее. Как выяснилось, Кокомитэй им готовит бэнто, обеды на вынос, они побоялись, что это будет принято за рекламу и забраковали его, а Ранпу вполне покатил. По сценарию я должен был сначала рассказать о себе в привычной обстановке, а потом переместиться в ресторан. С привычной обстановкой вышла проблемка. Привычная обстановка для меня - храм. А чтобы снимать в храме, надо разрешение.
- Слушайте, товарищи, а давайте в Санкьёдзава-Фудосон, это место ничье, там спокойно можно снимать! - предложил я.
Место всем понравилось, но насчет того, что оно ничье, мне не поверили. Причем не поверили уже на месте. Мол, слишком большое и красивое святилище, оно не может быть ничье. Режиссер стал названивать всем подряд - в мэрию, в разные другие инстанции, в попытках выяснить, кому принадлежит Санкьёдзава, его отфутболивали от одного места в другое, и так продолжалось до тех пор, пока ему где-то не выдали телефон главы "Общества по охране Санкьёдзава-Фудосон". По телефону никто не отвечал.
- Слушайте, да я знаю это общество, это просто группа местных пенсионеров, которые иногда делают тут уборку и приглашают священника на праздники, они не владеют этой землей! - убеждал я, но меня по-прежнему не слушали.
Мы снимали материал возле забора, где ничего особенно интересного не было. Режиссер был в печали и заявил, что нам еще непременно надо снять цикадок.
- Да где же мы тебе цикадок возьмем? - спросил оператор.
- Вот же они, на дереве! - режиссер полез к большой и ветвистой сакуре.
Это были не цикадки. Честно говоря, я вообще не понимаю, как ему удалось перепутать шершней с цикадами, но шершни были очень не рады, что к ним полез какой-то мужик, поэтому изрядно его покусали. Так, что у него раздулась рука. В итоге мы поехали в ресторан, а он поехал в больницу, где, по его словам, над ним очень сильно смеялись.
В ресторане мне надо было съесть на камеру два блюда - то, что я всегда беру, и то, что я никогда не пробовал, но всегда хотел. Беру я там всегда удон в западном стиле, а попробовать мне там хотелось огроменные оладьи. Так вот, прежде чем мне принесли мою порцию, народ получил еще по одной - для съемки. В ней они копались долго и занудливо, снимая с правильных ракурсов стекающий с удона сливочный соус и выуженных из удона креветок. Потом этот удон умял несчастный покусанный режиссер, вернувшийся из больницы с забинтованной рукой.
Как только он сел за стол, ему позвонили из "Общества по охране Санкьёдзава-Фудосон" и сказали примерно следующее:
- Да снимайте сколько хотите, это не наша земля, только будьте осторожны - там на дереве гнездо шершней.
- Спасибо, мы уже знаем, - грустно ответил режиссер.
Потом я пробовал на камеру удон и оладьи и рассказывал про волшебный вкус того и другого. Говорят, получилось хорошо, мне даже обещали видео. В Ранпу меня теперь любят еще больше - за бесплатную рекламу. Говорят, оладьи сметаются как горячие пирожки.
Надо сказать, что, понятное дело, это все было немного утрированно, но текст для себя писал я сам, ресторан выбирал я сам, так что все было по-честному. В общем, это был позитивный опыт.
В следующий раз я расскажу про мой опыт на Тэрэби Асахи.

08:19 

Вторая статья

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Итак. Я таки двигаюсь вперед. Моя вторая статья на японском наконец-то была опубликована. Ура-ура! Первая была про роль Дзидзо-ко в Буддистских храмах, а эта - про роль статуй Дзидзо в буддистских храмах на примере причин для установки или переноса статуй. Опубликована в 印度学宗教学会 『論集』. Теперь надо сконцентрироваться на первой статье на английском и, понятное дело, на докторской. При этом я до сих пор не могу поверить, что я вообще это делаю. И одновременно - не могу отделаться от ощущения, что можно было бы делать больше и лучше.

12:22 

Никакого чая

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Японская полиция в рамках комплекса мер борьбы с якудзой для предпринимателей наравне с такими пунктами как "Записывать все разговоры" и "Сразу звать полицию, если что" предлагает также в случае визита якудзы в офис не подавать им чай. Причин три:
1) психологическое давление - чая не подают, значит, за человека не считают.
2) нет повода задержаться подольше, никаких "ну хоть чай допить дайте"!
3) якудза может использовать чашку как оружие, например, запустить ею в собеседника.
Мне почему-то кажется, что первый пункт важнее всего.

13:30 

Здесь и сейчас

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Дзюн ждала их на веранде с кувшином холодного чая и целой миской больших яблок с почти бесцветной кожицей, сквозь которую просвечивало сочное нутро. Стоял удушающий зной, солнце палило безжалостно. Пиджаки они оба сняли еще по дороге, и стоило им оказаться в спасительной тени храмовой веранды, как Эрнест тут же расстегнул ворот у рубашки и подвернул рукава. Алекс последовал его примеру. Они расположились прямо на досках, получили от Дзюн по стакану с чаем и принялись за угощение.
- Яблоки замечательные, - тут же затараторила Дзюн, - я вот думаю, а не посадить ли мне тоже у себя яблоню, а то бабушки приходят, хвастаются, мол, яблоки какие уродились в этом году, а мне и сказать нечего.
- Ай, черт! - Алекс вздрогнул от резкой боли и хлопнул себя по шее. Что-то с глухим стуком брякнулось на веранду.
- Дзюн, я только что совершил убийство в храме, - сказал Алекс и указал ей на свою жертву — огромного слепня, который вяло дергал лапками в предсмертной агонии.
- Что ж поделаешь, - Дзюн легла на доски и внимательно посмотрела на слепня. Тот дрыгнул лапкой в последний раз и затих, - хоронить его я не буду, мне не надо, чтобы его семейство к нему на могилку приходило. Хватит с него молитвы за упокой и удачное перерождение.
Дзюн сложила руки, побормотала что-то с полминуты, подобрала слепня и выкинула его в кусты.
- Нравится мне эта идея с перерождениями, - мечтательно произнес Эрнест, - приятно думать, что в прошлой жизни ты мог быть, например, котом.
- Или великим видящим Чарльзом Тейтом, - добавил Алекс.
- Или слепнем, - добавила Дзюн.
- Нет, слепнем не надо, - Эрнест поморщился.
- Почему не надо? - возмутилась Дзюн, - я бы предпочла, чтобы этот слепень переродился во что-то поприличнее. Зря я, что ли, за него молилась?
- Мне было бы неприятно узнать, что я в прошлой жизни был слепнем, - сказал Эрнест.
Дзюн усмехнулась.
- Ринкею-сама, второму настоятелю Кейкодзи, говорят, однажды во время медитации открылись все его предыдущие перерождения. Он отбросил от себя мысли о них и продолжил медитировать.
- Может, среди них не было никого особо впечатляющего, - засмеялся Эрнест, - или обидного.
- Может, и не было. А может, кто и был, - Дзюн пожала плечами, - какая разница? Я могла в прошлой жизни быть Ринкеем-сама. А могла — слепнем. Или и тем, и другим. Но теперь-то я — Дзюн, сижу у себя в храме на веранде с друзьями, пью холодный чай и ем спелые яблоки.
Эрнест посмотрел на нее с улыбкой, откинулся на спину и закрыл глаза.
- Ты права, - сказал он после долгой паузы, - какая, в сущности, разница.

@темы: творчество, Эрнест, Шеридан, Дзюн, Алекс

02:54 

Нужна помощь!

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
31.08.2017 в 02:54
Пишет tanuka:

Бесплатный видеоредактор
Друзья и соратники, посоветуйте, пожалуйста, какой-нибудь бесплатный видеоредактор. Нужно делать простенький монтаж, ставить заставки, накладывать звук. В идеале, это должна быть достаточно популярная программа, к которой в Сети найдутся обучающие материалы, ибо в работе с видео я полный ноль.Сразу связываться с платными программами типа Adobe Premiere или Sony Vegas я не хочу, так как потребность в видеоредакторе у меня возникает нечасто и углубляться в эту тему я пока не планирую.

URL записи

03:44 

Вчерашняя побудочка

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Что может быть более бодрящим, чем смска от правительства с текстом: "Северная Корея шмальнула по вам ракетой, все в укрытие!" в 6 утра. Это было вчера, все живы.

12:14 

Гостевой домик в Томэ

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
28.08.2017 в 01:17
Пишет tanuka:

Сельский дом
Сосредоточившись на фотографировании природы, я совсем редко показываю фотографии, посвященные жизни людей. Сегодня я решил показать сельский дом, в котором мы останавливались во время поездки в Томе. Тем более что дом очень характерный. В таких домах до сих пор живет множество людей как в сельской местности, так и в городе.

Дом расположен на краю узкой и протяженной долины, зажатой между двумя невысокими горными грядами. У самого дома протекает речка. Вокруг поля. До ближайших соседей метров пятьсот. На фотографии начало дороги, ведущей к дому. За моей спиной находится заросшая лесом гора, горы, ограничивающие долину с другой стороны, видны на заднем плане.

IMG_2730

Еще 20 фото...

URL записи

07:13 

Счастливые семьи

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Зачел тут книгу Фэнни Флэгг "Добро пожаловать домой, Малышка!", от которой, согласно рекомендации, мне должно было стать тепло и уютно. Но тепло и уютно мне почему-то не стало. Вообще у меня к ней много претензий, начиная с того, что иногда она напоминала мне Айн Рэнд, объевшуюся сахара, но чтение натолкнуло на интересные размышления на тему того, что я понимаю под счастливой семьей.
Ни одна из описанных у Флэгг счастливых семей не кажется мне счастливой. Я в них не верю. О них сказано очень много, но очень мало того, что говорило бы о том, что в них хорошо и уютно. И я даже вполне могу предположить, что это просто мой личный опыт мешает мне там увидеть счастье.
Например, у Роулинг семейство Уизли описано как далеко не идеальное. Я сомневаюсь, что я хотел бы себе такую мать, такого отца и такую семью в целом. Но мне эта семья кажется счастливой. Я даже больше скажу - мне семейство Малфоев кажется в целом счастливым. В других ее книгах, нацеленных на взрослую аудиторию, большинство семей - несчастливые, но те, что счастливые - меня по-настоящему трогают. Я в них верю. И я верю в те счастливые моменты, которые она описывает.
Еще круче это у другой моей любимицы - Кейт Аткинсон. Она замечательно выписывает всякие ужасы, так по-бытовому, простенько - смерть ребенка, изнасилование, бомбежку, но где-то в промежутках между всем этим есть любовь, привязанность и понимание.
Наверное, разница тут в том, что и у Роулинг, и у Аткинсон семья - это сообщество неидеальных личностей. Они колючие, неудобные, иногда мешают друг другу, иногда очень несправедливо поступают друг с другом, но есть что-то, что держит их вместе, и это что-то больше, чем все их недостатки. Это что-то собирает их вместе в определенные моменты их жизни, это что-то обеспечивает их приятными воспоминаниями, которые могут, например, скрасить страшную и одинокую смерть.
У Флэгг счастливая семья - это сообщество, в которое вступают только положительные во всех отношениях личности. Все, кто не дотягивает, лишены этой привилегии. Дамы, которые успевают все и никогда не страдают от депрессии. Любящие и понимающие все и всегда кавалеры. Уютные бабушки, у которых не бывает маразма. Дедушки, которые делятся своей мудростью и не ворчат. Пока ты не станешь таким - уютным и теплым, никакой тебе семьи.
Наверное, я просто не вижу особого смысла в таком тепле и таком уюте.

12:19 

Окуниккава

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Нет ничего лучше, чем смотаться куда-нибудь на природу в качестве отдыха. В Сэндае и окрестностях есть множество абсолютно невероятных мест, идеально подходящих для хайкинга. Одно из них - Окуниккава. Почти никакой цивилизации, если не считать одного полузаброшенного магазина, хозяйка которого, старенькая бабушка, может накормить разводной лапшой и жаренкой из даров леса. Просто уходишь в лес и идешь, идешь, идешь, а там - водопад.

IMG_1833
еще водопад и счастливый Вомпэр

07:52 

Образ мышления Эвы-чан

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Иногда просто поражаешься - ну откуда она это берет? Почему вообще ей это в голову приходит?
В Сиогаме, портовом городе, зашли в торговые ряды, подошли посмотреть на всякие дары моря. Дочь, увидев пакет сушеных мелких креветок, заявила:
- Это подойдет к рисику!
И потребовала купить.
Я в ее возрасте понятия не имел, что подойдет к рисику.

Очень хорошо играет в ролевые игры. Сочиняет сложные сюжеты, моментально адаптируется к ситуации, если я предлагаю какой-нибудь сложный твист. А еще, предлагая мне роль, говорит не "Поиграй за того-то", а "Помоги тому-то говорить".
- Мама, помоги Молнии МакКуину говорить!
Чувствуешь себя медиумом.

@темы: моя любимая женщина

10:08 

Про бесстрашие

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Мне почему-то кажется, что наиболее бесстрашными выглядят люди, которые чего-то боятся по-настоящему, простите, до усрачки. Потому что вот когда ты гуляешь по лесу, тебе сухо и комфортно, ты можешь испугаться паучка или не решиться перейти вброд речку (вода-то холодная, бррр!). Но если за тобой погонится медведь, то ты как миленький и сквозь паутину понесешься, собирая на себя целые паучиные семейства с их добычей, и в реку прыгнешь не задумываясь, и может даже прохожему волку пинка дашь, чтобы на пути не стоял. А кто-нибудь в это время будет за тобой наблюдать, не видя медведя, и думать: "Офигеть, безбашенный - пауков вот такенных не боится, в воду холоднющую лезет, волков пинает! Мне бы так!"

01:00 

Дочь говорит во сне

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Просыпаюсь от дикого вопля:
- Я не хочу улиток!!! Улитки беее! Они вонючие! Папа, отпусти!
Утром ничего не помнила.

@темы: моя любимая женщина

04:03 

Translations are sacred

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
В недавно просмотренной нами Окче (кстати, очень и очень советую, хотя фильм тяжелый и никого не гладит по шерстке) был эпизод с облажавшимся переводчиком. В ситуации, когда от сказанного зависел успех дела, он просто не смог переселить себя и перевести все как есть, выдав ту версию, которой все ждали. Он за это поплатился, раскаялся и сделал себе татуировку "Translations are sacred" - переводы священны.
Я хочу, чтобы каждый устный переводчик сделал себе такую татуировку. И медитировал на нее каждый день не менее получаса. Потому что иногда очень трудно не поддаться эмоциям и перевести все именно так, как было сказано. А последствия эмоциональных косяков переводчика очень дорого всем обходятся.

07:45 

Встречи

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Я почему-то воспринимаю свои встречи с представителями животного мира как личные достижения. Недавно у меня было важное достижение - встретил камоську (японского серау). В этих товарищах есть что-то такое, что мне после встречи хотелось петь "Оу, Хэппи дэй!"
А вчера я чуть не сбил хакубисина. Я просто ехал на велике вечером, чуть ли не в центре города, съехал на узенькую улочку... и тут заметил, что дорогу перебегает неторопливой рысцой вот это. Здоровенный, жирнючий хакубисин. Я затормозил с криком "Бл..", а зверюга выдала реакцию, которую скорее ожидаешь от какого-нибудь приличного бизнесмена в дорогом костюме - посмотрела на меня со смесью изумления и возмущения, повернулась ко мне задом и неторопливо пошла в обратную сторону. По-моему, он еще что-то бормотал про "Понаехали тут". Нет, я знал, что они живут в городе, но не ожидал такой наглости.
А другие забавные зверюшки, одно из моих многочисленных начальств, умудрились подписать меня на три дела, проходящие завтра в одно и то же время в разных местах. Такое необычное чувство, когда ты находишься в эпицентре косяка, но расхлебывать его будешь не ты.

07:44 

Достоевщина

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Похоже, у меня очередной период любви к Достоевскому. Первый был в школе. Сейчас вот прочитал "Записки из мертвого дома", "Бесов" дочитываю и опять хорошо. В перерыве еще Толстого зачел - "Воскресение" - неа, ничего не изменилось с тех пор, как он мне казался самым унылым из всей школьной программы.
Мне вообще кажется, что несмотря на все разговоры о гуманизме, Толстой не любит людей. Он создает живых, ярких героев, но потом так старательно ломает и корежит их, делая "хорошими" и "правильными", что за этим физически тяжело наблюдать. Что, блин, нужно с собой сделать бедному человеку, чтобы этот добрый дедушка в белой рубахе счел его приемлемым.
Достоевский же в своих произведениях создает паноптикум из бутявок некузявых, которые в какой-то момент, абсолютно неожиданно, поднимаются до нечеловеческих высот - оставаясь при этом бутявками некузявыми. И если ты это вкуриваешь - то это прекрасно и жутко одновременно, потому что начинаешь в каждой бутявке, такой, какая она есть, видеть потенциальное величие.

14:13 

Про зону комфорта

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Очень четко сейчас осознаю, что такое зона комфорта. В один день два события - сначала редактор одного научного журнала предлагает мне написать статью, в ходе обсуждения я говорю, что мне неудобно сначала писать на японском, а потом переводить это на английский для докторской. Окей, говорят мне, пиши на английском, так и опубликуем. Этот журнал - мой уровень. Моя зона комфорта.
А потом я проверяю почту и обнаруживаю в ней письмо из другого журнала насчет моей статьи. Резюме - Revise and resubmit. И я визжу от восторга, так, что слышно в другом кабинете, потому что меня не послали и даже написали, что в целом неплохо. Этот журнал - выше моего уровня минимум на ступень. Там публикуются серьезные люди с научными степенями и десятилетиями опыта исследований. Письмо мне написал человек, книги которого были одними из первых прочитанных мною книг на тему религии. Это - ни разу не моя зона комфорта. Мне дико страшно было посылать туда статью, я понимаю, что мне придется работать на пределе своих возможностей чтобы они наконец меня напечатали. Но мне туда надо. Потому что там то, что я хочу.
Как-то так.

08:40 

Во взрослую жизнь

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
В университете день открытых дверей для школьников. Участников встречает большой плакат, уверяющий, что жизнь студента университета Тохоку состоит наполовину из учебы, наполовину из байто, а на выходных, в перерывах между клубными занятиями, можно разве что выбраться поесть рамена, но любой школьник прекрасно знает, что на самом деле его сегодняшняя жизнь уныла и беспросветна по сравнению со студенческой. Это тихохонько подтверждают и сэмпаи - вот, мол, посмотрите: у нас завтра гёза-пати, на прошлой неделе мы ездили на полевые исследования и от души там повеселились, а вот наш иностранный студент, он говорит по-японски и весь Сендай пешком исходил. Круто же! Вы ведь нам уже завидуете, а?
В столовой подают три блюда: "Университетско-столовкинский каре-райсу (карри с рисом)", "Университетско-столовкинский каре-райсу с отбивными", "Университетско-столовкинский бута-дон (свинина с рисом)". Очередь тянется далеко-далеко, так что студенты в этот раз решают посидеть на диете.
В университетской кофейне очередь такая же. Три девчушки выбегают с какими-то навороченными кофейными коктейлями, впрочем, одинаковыми, и маффинами - разными, но, по всей видимости, только потому, что выскребали последнее. Садятся втроем на ступеньки университетской библиотеки и наслаждаются чувством причастности к настоящей жизни.
Недавно наблюдал, как в Евкином садике двухлетняя девочка рвалась на второй этаж, где располагаются старшие группы. Это заметили ее сэмпаи и стали наперебой уверять ее, что ей туда еще нельзя, она еще акачан (маленькая), а ее все равно тянуло наверх, туда, где настоящая жизнь, где игры веселее и все можно.
Пройдет еще лет пятнадцать и она будет стоять в бесконечной очереди за "университетско-столовкинским каре-райсу".

@темы: моя любимая женщина

12:31 

Вернись к нам, Эва-чан!

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.
Козявки бывают на редкость умильные. Мне всегда очень нравится наблюдать, как они решают проблемы, возникающие в их коллективе.
Утром в садике Эва-чан решила регрессировать, залезла ко мне на колени и объяснила себя акачаном, то есть, младенцем. Ее друзья почему-то восприняли это как нежелание Эвы-чан ходить в садик, собрались вокруг нее и принялись наперебой убеждать ее, что в садике весело. Они перечисляли все то, что можно делать в садике - играть на площадке, танцевать, плескаться в бассейне, рисовать, лепить из пластилина, читать книжки и т.д. В конце концов Эва-чан убедилась, надела свою зеленую садиковую шапочку и распрощалась с мамой. Акачаном быть хорошо, а в садике лучше.

@темы: моя любимая женщина

06:00 

Тетрадь Аомори 2

Я белый и пушистый. Я не кролик - я песец.

Записки не-совсем-сумасшедшего

главная